Путь от большой авантюры до большого спорта.

Почему произошел такой разлом в монолитной школе Гитина Фунакоси?

Давайте, для начала разберем по порядку, с чего начинал Фунакоси, чтобы понять дальнейшее развитие стилей каратэ.

Когда-то мне довелось побеседовать с Б. Кантемировым (интервью с ним смотрите здесь), одним из тех, кто создавал культовый в 90-х фильм «Фанат» и сыграл в нем одну из ролей. При съемках фильма у них
получился своеобразный и необычный вариант каратэ, больше схожий с рукопашным боем. Как мне объяснил Борис Маирбекович, для съемок фильма они приглашали кикбоксеров, что, кстати, отчетливо видно в некоторых моментах фильма.

Но самое интересное, что вдохновители и создатели фильма, а также актеры-спортсмены, принявшие участие в фильме были не шотокановцами, несмотря на всю колоссальную популярность этого стиля в СССР. Представляли они стиль вадо-рю (кстати, в начале фильма «Человек в зеленом кимоно» как раз и демонстрируется классическая техника этого стиля, а еще ребята из вадо-рю были постановщиками боевых сцен в фильме «Не бойся, я с тобой!»).

Тогда меня заинтересовал этот стиль, и я задался вопрос: почему Фунакоси так сильно «кастрировал» каратэ? Ведь в окинавских стилях техника ориентируется на более близком контакте, менее высоких ударах ногами, подсечках, захватах, бросках, менее «жестких» блоках. Но есть еще один момент, откуда же столь обширный арсенал борцовских приемов? Это китайское влияние (если мы посмотрим на технику традиционного ушу, то увидим, далеко не высокие удары ногами, хореографические па, размашистые движения, к которым все привыкли после просмотров гонк-конгских боевиков, а увидим солидный арсенал захватов, подсечек, подсадок, подхватов, подножек) или более позднее влияние джиу-джитсу?

Отошел ли сам Фунакоси, создавая шотокан, от принципов и техники окинавского каратэ?

По сути, появлению каратэ в массовом японском спорте, жители Японии обязаны даже не Фунакоси, а Итосу Анко, благодаря которому и ввелось преподавание окинава-тэ в среднюю школу. Он же был инициатором показательных выступлений в 1906 году.  В эпоху реформ Мэйдзи, нужно было грамотно зарекомендовать свой стиль, «пустить пыль в глаза». Но для этого нужно было сделать из народного ритуала, которым, по сути, являлось каратэ на Окинаве, полноценную спортивную дисциплину.

В ту пору Фунакоси было около 40 лет, но значимых успехов в боевых искусствах он не имел (возможно, поэтому он избегал практики «свободного боя»).

По мнению некоторых историков, вряд ли Фунакоси смог, не имея необходимого статуса в мире каратэ, организовать мастеров продемонстрировать свой стиль на показательных выступлениях.

Это уже потом, японцами из Ассоциации каратэ, а затем и западными авторами Фунакоси приписали 5-й дан на момент показательных выступлений в Японии. Но авторы подобных мифов забыли, что никакой системы поясов на Окинаве, да и в Японии, тогда еще не было. Введены подобные системы квалификации были, кажется, в году 26-м.

Сложно сказать, как относится к личностям мастеров, вышедших на «большую арену» спортивной политики, после смерти известных патриархов окинавского каратэ. Одни приписывают значимую роль именно окинавским мастерам, другие считают новатором Фунакоси. Мне кажется, что на роль «создателя каратэ», конечно, Фунакоси «назначили», но новая мода на «возврат к корням» уж сильно перегибает палку, с ее возвратом к китайским корням (у историка и востоковеда А. Горбылева есть мнение, что некоторые технические моменты в каратэ, это переделанные, либо недопонятые приемы из китайских боевых искусств).

Считается, что именно моряки привезли китайские единоборства на остров, позже трансформировавшиеся в каратэ. И именно морское дело дало возможность «вывести окинаву-тэ в японский свет». Есть мнение, что капитан Ясиро Рокуро, столь восхищенный окинавским единоборством, решил обучать им своих подчиненных.

По сути, многие единоборства и стали популяризироваться через военных и моряков из США и Европы.

После красочных рассказов о, необычном, на тот момент окинавском боевом искусстве, в Японию приплывает делегация окинавцев. Вопреки устоявшейся легенде, Фунакоси в ней был лишь рядовым участником.

И здесь, Его Величество Случай повстречался на пути ни чем неприметного Фунакоси, кандидатуру которого, в качестве посла от Окинавы, даже не рассматривали.

Первоначально им должен был стать Мотобу Тёки, но он толком не знал, ни японских обычаев, ни японского языка. Поэтому Мотобу пригласил Фунакоси исполнять обязанности шефа-инструктора, для чего была достигнута договоренность присвоить ему этот статус, выдав мандат Центрального секретариата физического образования Окинавы.

Такой выбор был обусловлен тем, что Фунакоси неплохо знал японский язык и японские нравы. Наконец, в жизни, Фунакоси появился такой шанс, которым предприимчивый окинавец сумел умело воспользоваться.

По факту никто не давал Фунакоси право создавать свою школу, и преподавать каратэ, а возврат на свою родину для него не сулил никаких перспектив, кроме как снова стать школьным учителем. Поэтому Фунакоси решает заручиться поддержкой видных деятелей Японии. Одной из таких влиятельных фигур стал Дзигаро Кано. Создатель дзюдо одобрил деятельность Фунакоси, но официальных рекомендаций не дал.

Меняет Фунакоси и текст книги «Рюкю кэмпо каратэ» в дословном переводе «Кулачные методы китайской (танской) руки с островов Рюкю», написанного под влиянием окинавских мастеров и, изданной в 1922 году.

В 1925 году выходит его переработанный вариант — «Рэнтан госин каратэ-дзюцу» – «Искусство каратэ для закалки тела, духа и самозащиты»

Второй удачей для каратэ стал рост националистических идей в предвоенной Японии, что позволило вдохнуть новую жизнь в различные школы боевых искусств Японии. Вместе с тем, в японском каратэ происходит раскол, в связи с недовольством тех принципов в подготовке каратистов, которые ввел Фунакоси.

И тут на арену японского спорта выходит стиль Вадо-рю. Оцука Хироси – основатель стиля, видя коренные перемены в японском обществе и, желая отойти от окинавского влияния в каратэ, решает выйти из под влияния Фунакоси.

По сути, Оцука первый создает школу каратэ, с радикально новой для этого единоборства техникой.

Если Функоси, увлекаясь, кроме каратэ, фехтованием, вводит в каратэ низкие стойки и манеру атаки, сродни фехтования (по сути, Фунакоси и создает спортивное каратэ), то Оцука, в целом, сохраняя основные принципы каратэ, изменяет стойку и принцип нанесения ударов, а также, дабы каратэ примкнуло к японской традиции, вносит в его арсенал приемы из джиу-джитсу (сам Оцука обучался этому единоборству в школе «Ёсин-рю дзю-дзюцу»).

Уход такого видного ученика, как Оцука стал для Фунакоси ударом. Тем более, что он очень болезненно воспринимал любые попытки пересмотреть принципы «его каратэ», а Оцуку он видел своим преемником в будущем.

Фунакоси отказывался от практики дзю-кумитэ, а любые попытки своих учеников провести свободный спарринг, вызывали у патриарха стиля небывалый гнев. Он всячески пытался навязать свое видение каратэ, но остановить эволюцию боевых искусств Японии он не мог. По мнению историка и одного из основателей традиционного ушу в СССР А.А. Маслова, основной раскол произошел в школе Фунакоси из-за его чрезмерного консерватизма:

«Процесс деформации традиционных принципов, которые проповедовал Фунакоси, остановить было невозможно: джинн поединков уже «вышел из бутылки», хотя техника, преподаваемая Фунакоси, изначально не была ориентирована на поединок. До сих пор многих поклонников каратэ удивляет большое количество нефункциональных движений и многочисленных небоевых стоек, абсолютно неоправданных с прикладной точки зрения. Скажем, классическая позиция, при которой кулак держат у бедра (хикитэ), весьма уязвима для нападения, и её вряд ли можно представить, допустим, в боксе. Большинство жёстких блоков предплечьями вверх, наружу и внутрь (агэ-укэ, ути-укэ, сото-укэ), как показала практика дзю-кумитэ уже в 30-е гг., абсолютно неприменимы в бою, и каратисты стали переходить на практичные отбивы ладонями. В арсенале Фунакоси было немало красивых круговых блоков ребром ладони – движений, весьма зрелищных в ката, но бесполезных в бою. Дал трещину и классический принцип Фунакоси, также привезённый с Окинавы, – «убить одним ударом». Молодые каратисты, едва вступив в поединок, тотчас убеждались, что, несмотря на многочасовую отработку ударов по макиваре, они просто не в состоянии попасть в движущегося и защищающегося противника. К тому же начисто отсутствовала тактика построения боя, входа в атаку и выхода из неё. Старое поколение окинавцев считало это ненужным: противник должен быть повержен после первого же удара.

Но все уверения Фунакоси в несоответствии свободного поединка самому духу каратэ оказались напрасными. Каратэ стало практически независимым от него и начало развиваться уже по своим законам. Этого до конца своих дней так и не смог понять патриарх, пытаясь диктовать собственные условия и теряя преданных последователей».

Оцука должен был возглавить школу Фунакоси, но он отошел от основных постулатов школы шотокан. Как считают многие историки, именно с нововведений Оцуки и начинается, в 30-х годах, практика проведения контактных поединков в экипировке для занятий кэндо (чем-то мне это напоминает практику поединков в косики каратэ, только экипировка уже другая). Это были неофициальные турниры в Токийском Университете.

Как отдельный стиль Вадо-рю создается только после Второй мировой.

Оцука отказывается от софистики, считая, что словами бессмысленно доказывать духовную составляющую в каратэ, если она уже изначально присуща ему. По его мнению, именно практика, а не рассуждения могут привести ученика к самосовершенствованию.

С чего же начинает свои реформы Оцука?

— Становятся более высокими стойки дзэнкуцу-дати и кокуцу-дати.

— Так как на Оцуки оказало сильное влияние его занятие джиу-джитсу, техника его каратэ обогащается «мягкими» отводами ударов, вместо некоторых «жестких» блоков, а также появляется техника уходов корпусом.

— Появляются броски, заломы, захваты, подсечки, подножки, болевые замки, удушающие.

— Вводится более мощный вариант удара, позже пришедший в тот же Шотокан, после смерти Фунакоси, а именно удар с дополнительным доворотом бедра.

После смерти Фунакоси, некоторые мастера шотокана уходят в вадо-рю.

Убавилось и мистического компонента, медитативной практики. Некоторые видят в этом уход от традиции, однако что считать в данном случае традицией не совсем ясно. Каратэ зародилось в иной культуре, если измерять его японскими мерками. Сами японские Будо несли сильный отпечаток языческих верований японцев – синтоизма, а, в случае с каратэ, то здесь началась активная работа по искусственному «осамураиванию» этого единоборства (например, эксперимент Ямагути, по созданию школы «Годзю Синто», в которой проводил регулярные языческие церемонии, не брезговал этим и Фунакоси).

Что такое синтоизм?

В целом, это набор народных японских ритуалов и практик, без какой-либо выстроенной философии. Синтоизм всегда был «открытой» религией, в которую добавлялись новые божества, а прежние могли меняться.

Сейчас активно ведется пропаганда дзен-буддийской идеологии в школах каратэ Японии.

Так что можно смело сказать, что настоящее формирование каратэ, как полноценного боевого искусства, а не просто воинского ритуала одного японских островов, началось в первой половине 20 столетия.

Как относится к фигуре Фунакоси и прочих создателей новых стилей каратэ?

Да, Фунакоси, безусловно, отошел от исконной традиции каратэ, урезав его технику, отказавшись от поединков, с другой стороны, поддерживать политику окинавцев, с учетом того, что жители окинавы всегда считались более второсортным населением Японии, значило бы провалить миссию по культивированию каратэ.

Учитывая националистические настроения тогдашних японцев, «японизировать» каратэ было необходимо, если речь шла о его дальнейшей судьбе.

Писатель, публицист.
Занимался дзюдо, тэйквон-до, прыгал с парашютом.

2 КОММЕНТАРИИ