Мифы и правда о даосизме. Вклад даосизма в единоборства

Когда буддизм впервые начинает пускать свои философские корни в Китае, к нему присоединяется философская традиция даосизма. Именно даосизм и одаривает буддизм такими философскими категориями, как «путь», «пустота», «недеяние», «спонтанность».

Даосизм и буддизм в Китае слились вместе, породив уникальный феномен культуры, известный как чань-буддизм, ставший в японском варианте дзен-буддизмом.

Даосизм, чань/дзен-буддизм оказал огромное влияние на формирование азиатской культуры.

Они повлияли на формирование таких культурных явлений, как:

— Литературная традиция, особенно японская. Философия спонтанности, мимолетности и естественности воплотились в формах стихосложения японцев – танка, хокку. Суть этих стихов заключался не в рифме, а в передаче читателю целостной картины восприятия, ощущения, момента, которого автор пытался уловить.

— Чайная церемония. Чай для азиатского региона почти культовая сельскохозяйственная культура, а чайная церемония, это одна из возможностей, ощутить свою естественность и быть самим собой. Недаром в Японии чайная церемония именуется «тя но ю», это целое искусство, целый ритуал.

— Изобразительное искусство, картины, иекибана, оригами, это еще один из способов воплотить свой «путь», «дао», через реализацию себя в искусстве. При этом способ рисования картин, будь то у японцев или китайцев заключает в себе не увековечивание увиденного, а попытку передать настроение и ощущение от этого увиденного. По традиции картины не вешались в рамки, а хранились в свернутых свитках. Желающий их увидеть разворачивал свиток и старался проникнуться тем эмоциональным фоном, который пытался донести до него художник.

— Боевые искусства. Как только проходят времена междоусобных войн, конфликтов, начинается пора переосмысления истории и традиций, в том числе традиций воинских. Не стоит предаваться иллюзиями о том, что китайский или японский воин, это всегда этакий утонченный убийца, который после сражения или прямо на поле брани предается философским измышлениям.

Это не так.

Все воинские кодексы, включая легендарный кодекс чести самураев – «Хагакурэ», все легенды о доблестных самураях-одиночках и лазутчиках-ниндзя появились, когда в Японии укоренилась центральная власть сёгуната и масштабные сражения ушли в прошлое.

Изначально, в той же чайной провинции Сычуань, где долгое время существовала профессия охранника караванов, целостного рукопашного боя голыми руками не было, все сводилось к умению владеть холодным оружием, а во времена борьбы с японскими оккупантами, к приемам «снятия часового».

Но именно в такие моменты истории в единоборства проникают философско-культурные особенности того или иного региона.

Как известно, среди даосских адептов была популярна методика физических упражнений, прозванная «даосской йогой»,  а также пищевая и половая диеты. Многие из практик дыхательных упражнений стали базовыми для многих школ ушу, позднее они перекочевали в Японию, в уже гипертрофированном виде, а ныне остались в виде ката санчи и тэнсё в окинавских стилях и в стилях, базирующихся на школе киокушинкай каратэ.

«Звериные» стили и «женственность» в боевых искусствах Китая.

Как известно, даосизм пропагандировал «уход от мира», «растворение» в природе, «недеятельность». Некоторые школы даосизма уходили в крайности, пропагандируя мистические ритуалы и буквальное понимание основополагающих принципов, в частности, аспект женственности. Доходило до абсурда, некоторые из даосов рекомендовали даже мочиться сидя.

Более здравомыслящие представители даосизма придерживались красивых мифов о неких женщинах-мастерах боевых искусств, сотворивших тот или иной утонченный стиль, так как только гибкостью и мягкостью могли противостоять грубой мужской силе.

Наиболее известны такие легенды о создательнице стиля «Вин чунь», стиля «Школы Будды», в которой акцент делался на удары ногами и стиля «Белого журавля».

В этом воплотились аспекты даосизма: певствования в себе женственности, как открытости новому и гибкости и единения с природой, особенно это отчетливо просматривается на примере стиля журавля.

Кроме того женщина фигурирует в стиле «восьми пьяных бессмертных».

На самом деле, если женщина и играла в этом какую-то роль, то совершенно незначительную, учитывая сугубо пуританские нравы любого общества древности, да и вряд ли какую-то девушку вдруг начнут обучать серьезной боевой подготовке. В целом, подготовка могла иметь место, но не настолько серьезно, как среди профессиональных военных или кулачных бойцов.

Все прочие легенды о женщинах-воительницах, не более чем красивые сказки, либо наивные псведоисторические идеи, порожденные феминизмом.

Даосизм и боевые искусства Японии. 

Меньше всего влияния даосской традиции (хотя несомненно оно есть, выражается это в том же принципе использования силы противника, в красивой метафоре о гнущейся ветке под тяжестью снега) можно ощутить в джиу-джитсу и в стилях, вышедших из него (дзюдо, айкидо, кендо). Тому есть две основные причины:

— Прикладная воинская направленность джиу-джитсу, которая отошла на второй в 19-20 столетиях, став чисто ритуальным элементом.

— Влияние синтоизма. Хотя японская культура, включая самурайскую прослойку японского общества, оказалась под сильным влиянием дзен-буддийской традиции, все же японский характер и уклад жизни во многом формировался под влиянием религии синтоизма. Многие мистические традиции японских религиозных культов просматриваются и в деятельности основателя айкидо Морихеи Уэсиба. Кроме того, в свое время посещали мистические кружки и основатель дзюдо Дзигаро Кано, основатель каратэ шотокан Гитин Фнакоси.

О философии и традициях того же каратэ однозначно сказать сложно, так как генезис этого боевого искусства произошел в окинавской культурной традиции, а в 20 столетии для каратэ начинается новая веха в истории – процесс тотальной «японизации», именно тогда в это единоборство и начинает проникать именно японский вариант буддизма.

«Пустота» и «Путь» —  даоские категории в боевых искусствах.

Когда мы говорим о философии боевых искусств, то забываем, что в академических кругах такой отрасли мы встретим. То, что принято называть «философией» есть обрывки даосо-буддийских сентенций. Такие категории, как «пустота» и «недеяние» сложны для восприятия не только европейца, но и непосредственно носителя китайской или японской традиции. Зачастую, отечественные последователи каратэ или ушу умудряются вместить в своей голове обрывки даосо-буддийских сочинений с христианским мировоззрением, а то и с увлечениями эзотерикой или мистикой.

Всем известные категории «До» или китайский вариант «Дао», так же имеют даосские корни. Сейчас трудно представить себе восточные единоборства без приставки в конце слова – «До». По сути, это японский аналог основополагающей категории китайской философии – «Дао».

«Дао» для китайцев, как считал ныне покойный востоковед и философ               Е. Торчинов,  это и философский принцип, и образ жизни, и даже простое направление движения.

Другими словами «Дао», это некая «фишка», какая-то неповторимость в том, что ты делаешь. Согласно даосским и чань-буддийским канонам неважно в чем ты его выражаешь. Ты можешь ощутить то самое «Дао» даже в самых необычных вещах и занятиях, вспомним хотя бы рассказ Чжуан-Цзы о Премудром мяснике, ставшим для императора образцом даосской мудрости.

Вопреки чисто монашеской традиции умерщвления своей плоти, даосы не пренебрегали алкоголем и физическими упражнениями, кроме того ключевым понятием в даосизме становится «певствование бессмертного зародыша», то есть обретения именно физического бессмертия.

Многие из нас помнят китайские боевики в стиле «кунг-фу», когда мастер какой-нибудь школы может левитировать, перепрыгивать высокие преграды. Все это так же есть гипертрофированные образы даоской магии, согласно которой тот, кто обрел бессмертие, может летать, ходить по облакам, по воде, а то и вовсе улететь на Луну.

Долголетие и бессмертие, по мнению, даосов достигается «внутренней алхимией», то есть диетами, физическими упражнениями, сексуальными практиками, а так же алхимией «внешней», то есть изготовлением трав, химических веществ. Большую роль здесь играла ртуть и нефрит, увы, далеко не продлевавшие жизнь, а наоборот приводящие к смерти нерадивого последователя традиции.

К слову стоит отметить, что подобная практика «проб и ошибок» оказала и положительный результат, к примеру, вошедшее в практику употребление чая, разного рода пряностей (например, корица стала культовым продуктом у практикующих даосизм).

«Пустотнось», «Пустота». Сложные для западного понимания категории. Категориями «пустосты», «пустотности» — «шунья», кроме даосов  пользовались еще последователи буддизма Нагарджуны.

Возможно рассмотрения этих категория в разрезе потенциальной возможности вмещения в себя чего-то нового, непревзятости, а может и открытости миру.

В боевых искусствах это отразилось, как в случае и с принципом «у-вэй» (недеяния), в позиции ведения боя, используя силу противника против него самого: уходов с линии атаки, подсечек, бросков с падением, уворачиваний, заходов за спину.

Целое японское единоборство имеет в своем название иероглиф «Пустота» (Кудо – стиль, вышедший из киокушинкай каратэ, синтезировавший в себе приемы дзюдо, бокса и киокушинкай каратэ).

Позднее, «пустотность» в единоборствах стали понимать, как состояние «активной» отрешенности. Натсрой, с помощью которого ты не отторгаешь соперника, а становишься его продолжением. Наиболее часто подобную тактику ведения боя, только на крупномасштабном уровне придерживались представители Китайской военной стратегии, такие как Сунь Цзы, Сунь Бинь.

Основные упражнения в боевых искусствах, пришедшие из даосизма.

Сейчас сложно провести такой анализ и однозначно сказать, что именно это упражнение пришло из даосизма, а это, к примеру, из западной гимнастики. На самом деле и йога, в том виде, в каком мы ее видим сейчас появилась под влиянием английской гимнастики для солдат.

Что же из системы физического воспитания вошло в боевые искусства?

— Дыхательные упражнения. Согласно даоской натурфилософии повсюду присутствует некая субстанция «ци» (пневма, дыхание, воздух). Это некая субстанция из которой порождается мир.  Согласно китайской космогонии не было никакого великого творения или вездесущего божества. Но был Великий Предел – Тай Цзы (вы не ослышались, этот термин лег в основу китайской гимнастики Тай цзы цюань – Кулак Великого Предела), все сущее же появляется из «ци», при этом «легкое ци» поднимается вверх и образует небо с облаками, «тяжелое ци» — землю и все живое на ней.

В Японии и Кореи аналог «ци» — «ки» получило распространение, как некая энергия, сила (айКИдо, айКИбудо, айКИ-дзюцу, рейКИ, хапКИдо) и связано оно было с определенными мистическими представлениями о связующей весь мир «жизненной» энергии.

Именно с помощью дыхания вы можете управлять этой энергией, а так же с помощью физических упражнений.

— Физические упражнения. Как уже говорилось, в даосизме была распространена гимнастика (Даоинь), позднее перекочевавшие во многие направления ушу, ци гун, тай цзы цюань, каратэ, тэквондо, вье во дао. В качестве определенной гимнастики присутствовало копирование движений животных, считалось что именно переняв поведение и эмоции того или иного животного можно воплотить в себе движение «ци» в его теле, обрести качества, присущие зверям или птицам. По сути, в этом присутствует некий отголосок шаманизма, который был предтечей многих даоских ритуалов. В каратэ это отразилось в таких стилях, как годзю-рю, уэчи-рю.

— Управления «внутренней энергией». «Внутренняя энергия» очень распространенное клише у последователей «нью эйдж». На деле, это гипертрофированное учение о неких меридианов и «чакрах», пришедших из индийской культуры. Только в отличие от индийской йоги в единоборствах сохраняется внимание к точке дать-тянь или танден – «нижняя чакра» на уровне паха. Особое значение ей придается в ци гун, тай цзы цюань. В даосизме считалось, что на пути обретения бессмертия в этом месте формируется «бессмертный зародыш».

Таким образом, можно заключить, что даосизм оказал большое влияние на развитие боевых искусств, но, в большинстве случаев, это гипертрофированные представления, сильно отличающиеся от первоисточника.

По сути, даосизм берет свое начало из народной магии и шаманизма, отсюда всевозможные «звериные» стили, магия бессмертных. Со временем, он переплетается с буддизмом, с конфуцианством, создавая основу для китайской культуры и, соответственно, формируя философские сентенции некоторых стилей ушу и каратэ, а также затрагивая культурные аспекты японских воинских школ.

Писатель, публицист.
Занимался дзюдо, тэйквон-до, прыгал с парашютом.