Сергей Мирутенко (8-й дан). Большое интервью о каратэ

Сергей Мирутенко

Хороший или плохой Учитель, принято оценивать не по его данам, а по результатам, которые демонстрируют его ученики, по тому как давно и на каких принципах держится его школа. В этом вопросе моему сегодняшнему собеседнику сложно найти равных, да и с данами у него все в порядке. Я говорю о Мастере Боевых Искусств, обладателе 8-го дана по каратэ и 4-го дана по Кобудо, мастере спорта СССР, многократном чемпионе мира и Европы, Академике РАКШ Сергее Ивановиче Мирутенко. Сэнсэй известен своим крутым нравом, аналитическим умом, глубокими и разносторонними знаниями, особенностью говорить о многом как оно есть, а поэтому и мои вопросы, я надеюсь, будут такие же прямые, что называется в лоб.

Удалось ли нам сохранить то боевое искусство, что создали для нас предки? Причём даже не столько техническую его часть, — техника постоянно совершенствуется, — но саму идею? Какие бы основные трансформации, которым подверглось каратэ за более чем вековое существование вы бы отметили?

Основные трансформации современных боевых систем связаны с тем, что из методов реального рукопашного или оружейного боя, где неожиданно и непредсказуемо нападают множество, в том числе и вооруженных противников, они, по-сути, превращаются в дуэльные (один на один) ритуализированные или спортизироанные и во многом обусловленные (не всегда ) искусства, а скорее системы или методы ведения обусловленного боя, опирающееся на критерии пощады, контроля и не причинения вреда противнику. В условиях реального боя на смерть, как отмечают участники и очевидцы, подобные установки недопустимы и не имеют место быть.

Если только о каратэ, то иным образом и с отработкой иного технического арсенала элементы каратэ изучаются узким составом специальных подразделений, а так же закрытыми и , по сути, обличенными правом убивать, структурами и личностями.

Естественно, подобная ситуация и современная концепция каратэ, доступная широким массам на всей планете, коренным образов меняет отношение к каратэ и специфически влияет на создание образа нового «мирного» ВОИНА в прямом смысле этого слова.

Адепт современного будо не эквивалентен воину — чья профессия защищать и, при необходимости наносить увечья или даже убивать, хотя, в известном смысле, значительно превосходит рядового обывателя и, даже, при определенных обстоятельствах, может противостоять одному — двум крепким ужчинам. Конечно, есть и исключения.

Сергей Мирутенко

Но удалось ли сохранить саму идею?

Мне кажется, если мы говорим об идее, изначально заложенной в японском каратэ, то она нас если и касается, то только переложенная на наш с вами мир, на наше государство и его (государства) задачи в области воспитания и оздоровления нации вообще и молодежи в частности.

Опять же, предками могу назвать только родственников по своей родовой линии. К сожалению, никаких воинских навыков, кроме банальных и простых, по родовой линии лично в моей памяти не сохранено. Не поворачивается язык назвать предками и японских мастеров. Многие из них не многим старше меня, да и традиции в японском каратэ не сложилось. Скорее тут мы видим постоянную модернизацию.

Период стандартизации техник и методов в прошлом веке действительно имел место быть.

Ну а если серьезно, то, говоря о некой традиции в области каратэ, видимо, правильно будет говорить об окинавском Тодэ.

Удалось ли перенести Тодэ в Японию без потери качества? Стало ли Тодэ хуже или лучше от той трансформации, что с ним произошло на стадии превращения в Японское каратэ?

Для того, что бы ответить на этот вопрос нужна небольшая историческая ретроспектива, холодный взгляд со стороны и понимание того факта, что если что-то возникает в мире людей и является продуктом их деятельности — следует искать экономические или политические корни, а чаще их корреляцию…

Японское каратэ не является боевой системой, практикуемой в Японии (не на Окинаве!) многие века, не является традицией в известном смысле этого слова и изначально и первородно не являлось сбалансированным и по-настоящему опасным боевым искусством, во всяком случае в том виде, в каком оно было предложено японской нации. Так что разговоры о том, что оно дескать теряет свой изначальный прикладной аспект и боевую мощь отодвинем в область мифов и легенд.

Более того, при его создании были поставлены совершенно конкретные задачи. Японское каратэ должно было стать, по-сути, национальным спортом для миллионов молодых японцев, созидаемое с целью оздоровления нации, поднятия её боевого духа, отвлечения народа от депрессивных последствий мировой войны и т п.

На самом деле, по-настоящему, благодарить нужно принца Хирохито. Как знать как развивались бы события, если бы он не побывал на Окинаве, не проявил бы интерес к Тодэ и не инициировал, в дальнейшем, процесс трансформации Тодэ в Японское каратэ.

Фактически в 1922 году Фунакоси Гитин получил предложение разработать систему, отвечающую выше обозначенным критериям.

Его учитель Итосу Анко стремился популяризировать Тодэ на Окинаве через систему школьного образования. Не мудрствуя лукаво, таким же путём пошёл и Фунакоси.

В 1933 году Тодэ из политических соображений переименовывают в Каратэ, а значение иероглифа тэ – «китайский» меняется на «пустой». Под это подводится красивое эзотерическое обоснование. Тут ещё надо осмыслить и дать моральную оценку самому этому факту. Ну да Бог с ним.

Со временем японское каратэ приобретает весь необходимый и, свойственный японским системам антураж, обрастает красивыми легендами, вводится новая терминология, особый этикет и порядок, выстраиваются жёсткие иерархические отношения, стандартизируется система дан и кю, появляются ученики и наставники, все больше окинавских мастеров вовлекаются в процесс преподавания, но, на японских условиях. Поскольку техника мастеров отличается — возникает необходимость в образовании и регистрации новых стилей, определении различий в методике их преподавания.

С этого момента и далее в японское каратэ, с одной стороны, начинают проникать и интегрироваться не присущие окинавскому каратэ идеи, видоизменяются техники, отсекается все «лишнее» с другой — оно вбирает в себя некоторые принципы и методы старых японских бугэй.

И тем не менее, ВНИМАНИЕ, с этого же момента каратэ перестаёт быть по настоящему опасной и (в исполнении мастеров) смертоносной системой рукопашного боя. Из него удалены, броски, болевые контроли, симэ и нэ вадза, воздействия на болевые и жизненно важные точки, коварные и травмирующие удары, атаки в пах, глаза, горло, затылок, и т д и т п.

Именно тогда японское каратэ, по- сути, провозглашает свой основной лозунг и цель — совершенствование ХАРАКТЕРА посредством упорных тренировок. В каратэ начинают проникать и укрепляться идеи Бусидо и Дзен. Основой тренировочного процесса становятся ката, кихон и якусоку кумитэ. Попытки вести тренировочные спарринги, зачастую, оканчиваются серьезными повреждениями и травмами.

…и именно поэтому были созданы правила соревнований, чтобы молодые парни могли выпустить пар, что называется, об этом писал Хироказу Канадзава в своей автобиографической книге «Каратэ – моя жизнь». Однако данный шаг ещё больше отдалил каратэ от некогда грозного предшественника в прикладном плане?

Верно. Для популяризации и решения вопросов безопасности , были разработаны правила СОРЕВНОВАНИЙ. Из Японии СПОРТИВНОЕ Японское каратэ шагнет в мир и распространится по всем континентам. Таким образом завершится процесс трансформации самодостаточной боевой системы — окинавского Тодэ — в ограниченную выше перечисленными условностями, спортивно — оздоровительную систему — японское Каратэ.

Сергей Мирутенко
Сергей Иванович Мирутенко является обладателем 4-го дана по Рюкю Кобудо и чемпионом мира по данному направлению!

Так же надо понимать и то, что все, что одобрено государством и запущено в широкие народные массы, по определению, не должно быть опасно как для социума, так и для самого государства. Конечно, в своём мастерском проявлении, даже при существенно урезанном арсенале, каратэ, в исполнении сильных, волевых и решительных людей, весьма и весьма опасно. Легенды, кодексы, сказки о великих мастерах «древности» — все это будоражит умы и приводит в додзё все новых и новых поклонников. И это прекрасно. Однако всем давно уже пора понять — что мы практикуем и для каких целей.

Многие уяснили, а может и просто почувствовали суть этой проблемы и обратили свой взор на Окинаву. Но, друзья, не будьте наивны — ни кто не станет обучать смертельным техникам самозащиты широкие круги «розовоносых обезьян». К тому же Окинавское каратэ и кобудо тоже изменилось в угоду требованиям сегодняшнего дня и это сейчас в первую очередь культурно — историческое явление, действительная традиция и стержень существования этих людей. Быть вхожим в их круг — дорогого стоит и дано не каждому.

Хочу чтобы меня правильно поняли. Первоначально японское каратэ планировалось как спортивно — воспитательная система развития личности специфической национальной направленности и с историко-политическими целями. Меньше всего японцев заботил тот факт, что оно шагнет в мир и что в 2017 году нынешнее положении вещей не вполне будет удовлетворять Сергея Власова или Сергея Мирутенко.

Однако, при всех прочих, каратэ в умелых руках и ногах!)))) — мощнейший инструмент самозащиты и является стержнем многих прикладных систем….

Я счастлив,что практикую его и не имею никаких претензий к родоначальникам. Лично во мне столько каратэ и такого, на сколько конкретно мне это надо и что позволяют мне мои способности, знания, физические данные, воля и дух.

Я практикуют его для своих собственных целей и не намерен обсуждать их значимость или правильность с другими индивидами. Если и дальше развить эту мысль — мы придем к пониманию того, что нет правильных, либо не правильных техник и адептов, а каратэ едино…

С другой стороны в период возникновения, назовем его современного японского каратэ, можно считать, вполне завершился процесс перехода Бугэй в Будо. Другими словами системы боя, созданные для групповых и индивидуальных действий на поле боя и практикующие их школы, были: либо практически упразнены, либо: в большинстве своем, подверглись деградации и упадку и находились в законсервировано — регрессирующем состоянии. Тому способствовали ряд политических и, естественно, экономических причин, переплетавшихся с приходом в Японию огнестрельного оружия. Роль мастеров и школ традиционных Бугэй оказалась, в значительной степени, не актуальна и принижена. Вопросы выживания нации вышли на первый план.

Каратэ переводится, как пустая рука. Но действительно ли имелось ввиду то, что адепты должны драться голыми кулаками? Насколько важно современному адепту обладать навыками владения каким либо оружием?

Каратэдо стало «пустой рукой» терминологически, как вам известно, конечно, с приходом в Японию. Тут же эта самая рука значительно меньше стала прикасаться к оружию. И тут надо понимать, что истинные корни этого явления лежат скорее в политической плоскости, нежели в области высокого духовного поиска и переосмысления.

Я думаю, в реальном столкновении нужно, стремиться иметь хоть какое- то неогнестрельное оружие (это может быть любой предмет) и стараться, в первую очередь, применить его. При его отсутствии, необходимо завладеть им всеми возможными способами. Так же важно иметь хотя бы минимальные навыки в области нейтрализации или ослабления эффективности возможного воздействия на вас оружия противника (противников). Из этого, кстати, вытекает хоть минимальная, но необходимость практики оружейных техник, изучения вариантов их применения и нейтрализации. Владея предметом, ты знаешь его возможности, дистанцию поражения, мертвые зоны, инерцию, можешь оценить мастерство противника. Отобрав оружие, ты можешь эффективно его применить…

Задачи противостояния нескольким противникам, задачи возможного применения не огнестрельного оружия, — существенно влияют на моторику движений, предполагают развитие особых двигательных навыков и изучения и наработки тактических схем, формирования особого мышечного корсета и должны учитываться в методике подготовки. Необходимо уделять достаточное внимание и непосредственно оружейным техникам. К слову сказать в нашей стране есть свои Ньютоны и Платоны – наши с вами современники, – создавшие подобные системы на основе изучения общих закономерностей и при физико-математическом, да и во всех отношениях, научном подходе к проблеме. Примером может служить Герман Попов с его школой ЧОИ и его базово-кустовым методом.

С другой стороны, умение наносить сокрушительные удары, ставить жесткие подавляющие блоки — визитная карточка настоящего каратэ. Для реализации этой идеи нужны годы кропотливой, целенаправленной, изнуряющей работы по изменению связок и костей, укреплению ударных поверхностей, снижению болевого порога и т.д. и все это под руководством мастеров, прошедших этот путь.

Это отдельный пласт работы и относится он к тем людям, которые, в значительной степени, занимаются профессионально и в окинавских традициях.

Психологическая тренировка, мне кажется, сейчас наиболее, так скажем, задвинутым в угол аспектом подготовки каратэки. Ведь всем не до этого, все готовятся к соревнованиям…

Вопрос психологической устойчивости бойца, со всех сторон окруженного противниками, намерения которых не вызывают сомнения, еще более важен. Многие специалисты вообще ставят его во главу угла, при всех прочих условиях.

Отсюда и постоянный психотренинг на готовность, якобы, принять смерть в любой момент. Нам всем известен этот тезис. По не понятной мне причине он приписывается самураям. Тут хотелось бы сказать несколько слов. Нормальный человек не в состоянии жить с мыслью, что он должен умереть в любой момент по велению господина. Нормальный человек, — если это не наивный ребенок, конечно, живет с полным пониманием того, что смерть может прийти в любой момент его бытия. Нам свойственно отодвигать этот момент в далекое будущее и забывать о нем. В противном случае возникают серьезные психические расстройства…

Иметь установку принять и вести смертельный бой – не адекватно готовности умереть. Хороший боец обязан стремиться выжить.

Опять же никакой психотренинг не заменит опыта участия в подобных событиях.
На свете не так много людей, готовых убивать себе подобных, особенно голыми руками – о чем свидетельствуют многочисленные исследования и опросы участников военных и иных боевых операций. Не мне давать им характеристику и мы тут в целом не об этом.

По моему личному жизненному опыту, важно переломить в себе чувство безысходности и идти до конца. При такой установке мне несколько раз удавалось выжить и даже спасти людей. Это не сродни установке принять смерть. Ты просто идешь до конца.

Вообще, с моей точки зрения, баланс между физическим и психическим нужно соблюдать. Высокоразвитый интеллект – тоже важная составляющая личности и никогда никому не повредит. Тем более важно понимать, что тактика создания моментов для атаки и контратаки основана на нарушении именно психо-физической целостности индивида и понимании психологии поведения толпы. Если же на вас нападает группа подготовленных в тактическом плане специалистов, каждый из которых знает свою роль и осмысленно действует в составе группы, – ваши шансы стремятся к нулю. На соревнованиях подобный навык получить невозможно… Задачи соревновательного психотренинга в целом лежат в плоскости, отличной от реалий смертельных противостояний.

И тем не менее, что бы не говорили адепты школ, где в основном практикуют ката, особенно без глубокого понимания букай, — в современном мире именно спортивные спарринги являются решающим фактором в формировании реальных бойцовских навыков для нормального, т.е. не обличенного государством правом убивать, человека. Ну а бункай в изначально- прикладном виде, целесообразно изучать на основании старых окинавских форм, тех, которых не коснулась «благородная» идея их адаптации, упрощения, трансформации под спортивной оздоровительный и эстетическо-соревновательный окончательный вид и смысл…

Реальных специалистов, широко владеющих вопросами бункай, не так уж и много.
Жизнь показывает, что чем жестче правила соревновательного или около соревновательного поединка и меньше условностей — тем, при всех равных, и серьезнее боец.

Сергей Мирутенко

Не кажется ли вам, что стремление к массовости и избежанию травм среди детей, превратило большинство техник современных единоборств в безопасные не только для самих адептов, но и для реальных противников? Пропадает сама установка – вывести противника из строя. Например, известно, что раньше в том же дзюдо, после броска, соперника не «сопровождали» на землю, а именно бросали… Также и в каратэ, мы вроде бы и бьём противника, но при этом редко можно увидеть продолжение контратаки, необходимо продемонстрировать (именно продемонстрировать!!!) кимэ, хикитэ, отскочить назад, показать контроль…

Согласен, что огромной проблемной современных Школ, особенно оружейных, стало то, что в тренировочной практике избегают действительно мощных и опасных техник и движений. Принцип контроля, пощады, будо подход к БИ, как системе особой гимнастики, призванной сохранять здоровье адепта и партнеров, — все это не способствует истинному развитию боевых навыков и освоению сверх усилий.

В оружейных системах — уменьшается вес оружия. Противники от пят до макушки оборачиваются в защитные средства. Но, если противник фактически в доспехах, то и тактика и стратегия боя должны быть совершенно иными…

Огромная популярность соревновательных систем боя по отношению, например, к иайдо, айкидо, кобудо связана с тем фактом, что в них в разной степени все же моделируются ситуации выживания и решаются проблемы преодоления страха если не смерти, то получения сильных ударов, порой, серьезных травм и увечий. Преодоление психологического барьера, пусть даже и в жестком спортивном противостоянии, дает может и не достаточный, но условно боевой опыт. В этом смысле каждый ищет для себя адекватную своим запросам и возможностям систему…

Когда человек готовит себя к реальному и, возможно, смертельному противостоянию, он не должен испытывать иллюзий относительно своего технического арсенала, кондиций и психической готовности. Естественно, при такой постановке вопроса, многие практикующие спортивное или даже традиционное будо, в целом, не ощущают в себе этих самых сверх возможностей. Практика показывает, что не достаточно одной установки на иккен-хисатсу. Многие причины указаны выше.

Общество, и с ней единоборства, изменяются . В одних аспектах консерватизм приверженцев традиционно неизменного подхода хорош, — в других отстает от ситуаций сегодняшнего дня, складывающихся вокруг единоборств.

Что касается детского спорта вообще и спортивных состязаний для детей в каратэ, то тут мое мнение однозначно: всеми силами мы должны защитить детей от любых травм. Тут специалистам необходимо больше сосредотачиваться на развитии физических качеств и тактического мышления, необходимых на состязаниях. Конечно, это ведет к формированию специфического двигательного навыка, контролю, ощущению судьи рядом и т.п. факторам, которые негативно сказываются в практике реального противостояния. Выше я уже высказал свое мнение. Хочешь большего реализма – иди в более жесткую систему и больше работай над собой сам. К слову сказать, мы в свое школе нашли разумный компромисс между необходимым и достаточным в проведении соревновательных боев среди детей и молодежи.

В романтической молодости, порой, мы хотим быть «одноглазым, одноногим и даже раненым в живот» )) Это юношеский героический максимализм и от него необходимо избавляться.

При достижении совершеннолетия у молодого человека появляется больше прав на индивидуальный выбор. По своему, уже достаточному жизненному опыту скажу, что жить с многочисленными травмами очень сложно и не приятно. В любом случае, затронутый вами вопрос лежит в очень обсуждаемой сейчас плоскости взаимоотношений прикладного и спортивного подхода к единоборствам. Мнения тут разделены. Для большинства адептов этот вопрос еще не понят и не ясен. Заметьте, что я не использую тут термин Боевые искусства! Ибо даже он требует особого рассмотрения и разграничения понятий. Лично у меня сложилось собственное понимание этого вопроса. Об этом и ряд моих статей и комментариев.

Мастера-основатели учились у своих учителей, создавали свои системы, ката, не боялись изменять. Сейчас же всё застыло. Многие гордятся, мол нашим ката по 100 лет! Понятно, что ката должны идти в ногу со Школьной программой, т.е. соответствовать тому, чему в этой школе учат, но в наше бурное время всё так быстро меняется, что ката превращаются в некий анахронизм.

Первое, что надо понять и принять, это то, что времена слепого копирования, подражания, имитации, легендирования и безоговорочного следования
сегодня сменяется временем анализа, аналитики, осмысления и пересмотра взглядов как на технику так и на историю боевых искусств, как таковых. Как мы отмечали выше, существенно изменяется их (БИ) роль в современном мире.

На фоне этого процесса очень модно быть аутентичным в смысле представительства неких, порой, и совсем неизвестных, но, зато Окинавских, Японских учителей и Организаций. При этом, зачастую, и тех и других сложно назвать как Организациями, так и специалистами.

Моё мнение, что подобная аутентичность является хоть и необходимым, но далеко не достаточным условием и гарантом, во всяком случае, индивидуального мастерства прибившегося к ним адепта. Что касается самих Организаций, то тут и подавно, с европейской точки зрения многих из них и организациями не назовешь…

Одни гении что-то придумывают, но не способны или не успевают при жизни достаточно развить идею, дать методику. Другие — способны лишь реализовывать и развивать идеи других. И это тоже проявление гениальности. Видимо, глупо постоянно молиться на иконы создателей Первоидей и не замечать тех, кто осознал, развил, продвинул, углубил и адаптировал БИ к современной жизни и ситуации. Возможно, этот этап много сложнее этапа начального.

Глупо и наивно гундосить: мол, вот раньше были мастера, а где они теперь? И пока и вы там не оказались — уважайте, следуйте и подражайте лучшим из современников, равняйтесь на тех, кто существует и вершит в вашем времени, кто на сегодняшний день чуть впереди. Это есть жизнь и истинное понимание традиции…

С другой стороны это очень большая ошибка — полагать, что традиционные школы не меняли арсенал и отношение к используемым техникам и стратегиям. Внесение новых техник, модернизация техник и стратегий — возможны, но, с точки зрения сохранения самой ТРАДИЦИОННОЙ школы, более крайне не желательны и опасны, чем полезны.

Если такое и происходило и происходит, то , в первую очередь из-за того, что Школа из разряда бугэй переходила в разряд будо.

Одно дело, когда школа вводит в свой арсенал новое оружие или техники и стратегии противостояния некому оружию в борьбе с иным кланом для битвы на поле боя.

Другое дело, когда традиционную школу, выхолостив из неё боевой аспект, пытаются видоизменить или трансформировать в угоду модным веяниям сегодняшнего дня или , что ещё хуже, с целью привлечения в свои ряды широких масс обывателя и с целью финансового благополучия руководства школы…

Конечно, процесс этот очень тонкий, опасный и может привести к необратимым последствиям, ведущим к неизбежной деградации боевого метода , практикуемого в школе.

К такой же деградации боевых школ приводит и ее чрезмерное омолаживание в смысле начального возраста практикующих, спортизация, пристальный взгляд со стороны государства…

Это наблюдаем и мы с вами в своих организациях.

Разрушают традиционные школы и принятие ими (школами) на себя многих, изначально не характерных для них, функций…

Коллективное руководство Школой — тоже относится к несомненному фактору риска в смысле сохранения её целостности во всех отношениях.

Другим негативным фактором может стать и становится лёгкая доступность техник высоких уровней для практически всех желающих, тем более, без понимания глубинного их смысла и обладания специфическими знаниями и умениями их применения.

Так рождаются псевдо мастера и разрушаются школы. Нахватавшись по вершкам, пофотографировавшись с мастерами, примелькавшись в определенных кругах , при определённых способностях, предприимчивости, образовании, харизме, знании психологии человека, имея доступ к медиа пространству — такие люди быстро и успешно находят себе легковерных единомышленников, блокируются с себе подобными, забивают соц пространство своими телами, постами, фильмами…

Так разрушается традиция и на смену ей приходит нечто иное…

Сергей Мирутенко

В мире каратэ балом правят японцы. Неужели у нас нет толковых специалистов? Прям хоть иди к пластическому хирургу и изменяй разрез глаз, чтобы тебя начали всерьёз воспринимать. Шучу конечно, но в чём причина такой направленности на Японию?

Основная масса мастеров, достигших определенного уровня, легендируется и ученики изначально зомбированы этой данностью посредством фильмов, книг, пересказов, сетевых и иных источников информации.

Выше мы уже затрагивали вопросы аутентичности. Так же тут просматриваются комплексы неприятия соплеменников и того факта, что кто то из них может достичь уровня выше вашего. Легче принять факт того, что японский мастер по определению первичен, приблизиться к нему и в этом свете позиционировать и свою некую значимость и исключительность. Не всегда это правда и не все идут этим путем. Конечно, достаточно ситуаций, когда выйти на японского мастера — единственно возможный вариант развития событий. Так случилось и со мной в вопросах поиска Учителя в Кобудо. Слава Богу, в свое время я вышел на теперешнего моего друга и учителя Франка Пельны и через него на моего старшего учителя в Кобудо – Тамаесэ Хидэми сэнсэя. Но, Кобудо и сейчас является большим эксклюзивом в Европе, а специалистов, кондиции и мастерство которых позволяют им реально управляться с оружием, не так уж и много. С каратэ же ситуация состоит абсолютно иначе. Тут, как я писал, кризис жанра, рынок, и все тому сопутствующее…

Что же важно для нас в мастере на самом деле, если отбросить в сторону его национальность, разрез глаз, цвет кожи? Это знания, индивидуальное мастерство, харизма, понимание принципов работы тела и психики, положительные человеческие качества, его желание и способность !!! учить, его долгий и достойный жизненный путь — все это действительно привлекает людей к мастеру.

Какой у него цвет кожи, разрез глаз и какие века и организации за ним стоят — это все второстепенно, а скорее и вообще не имеет значения для вашего продвижения и индивидуальной практики. Антураж — от луковаго. Есть ли таковые среди наших? Есть! Но своих принято снисходительно похлопывать по плечу, перед чужими — ломать шапку.

Так же шлейф легенд о неких экстраординарных событиях на восточных островах, зачастую, подпитывают психику и рисует в молодых умах картины мастера-учителя- непобедимого воина.

Ну а мы… Мы едем к ним на родину, в Мекку, и побеждаем, и видим, что не хуже, а во многом и многом их превосходимих.

Общаясь с представителями Японии, Окинавы считаю не стоит уподобляться Буратино и заведомо закапывать свой ум, личный опыт и знания на поле безусловного почитания в стране дураков. Критический , но корректный взгляд на вещи должен присутствовать всегда! Признаю опыт, профессионализм, позитивные человеческие качества.

Сергей Мирутенко

Не кажется ли вам, что почитание мастеров в боевых искусствах иногда переходит грани разумного? В некоторых случаях это становится похожим на секту. Некоторые начинают слепо копировать движения мастера, стараясь подражать ему во всём игнорируя собственные физиологические особенности. Например, старый мастер может стоять в высокой зенкуцу лишь потому, что он в возрасте…

Стандартизация высоты стойки вопрос открытый и очень мало характеризует реальное мастерство. Тем более, что в различных системах к ним мы имеем свой, вполне обоснованный подход.

Что касается уважения и почитания — оно свойственно, в первую очередь, последователям традиционных школ. Этапы обучения включают в себя и имитацию действий и поведения старших поясов!!!

Закладывается определённый стереотип почитания старших и самой Школы. Без должного почитания тебя и не подпустят к процессу обучения. Рамки правил и общепринятый этикет заставляют адепта следовать традиции, большая часть которой ему, адепту, если и известна, то не всегда понятна.

В своём отечестве нет пророков – говорим мы. Но у них они сохраняют своих пророков.

Почитания в БИ ровно столько сколько в Школе от этики и морали. Мы на столько аутентичны на сколько мы принимаем их Историю, Жизненную философию, Религию и культурные традиции.

НО. Нужно ли это ставить во главу угла? Хорошо это или плохо ? Это каждый должен определить сам.

Решая этот вопрос для себя адепт, опять же, должен осознать, что двигаясь по пути БИ и по жизненному пути , создавая Школу и становясь мастером с возрастом, эта ситуация, возможно коснется и его лично.

Не уважая и не почитая других — не жди и к себе такого же отношения…

И ещё о старых мастерах.

Возможно, в движениях старого мастера остаётся самое главное… в седой голове самое нужное, на усохшем языке самое важное. Лишнее, второстепенное, наносное, — отваливается.

Оценивать качество техники адепта в годах, порой, не корректно по многим причинам, т.к. в наличии травмы и возраст. Однако…

Тигр он и в возрасте тигр. Спутать его с овцой не возможно.

И еще о почитании.

Если в своей многодетной семье вы снимаете со стены свой портрет и вместо него вешаете портрет другого дяди — как думаете, прибавит ли этот шаг уважения именно вам?

Отца нужно уважать? На сколько и сколько? Пока силён, пока молод, если даёт деньги, если просто любит???

Если, к тому же, вы прилюдно и постоянно будете склоняться и «молится» на эти чуждые для вашей семьи иконы, как думаете, ваше влияние, ваш авторитет, отношение к вам ваших детей учеников изменится?

А ваши друзья соседи, сослуживцы и соратники — когда узнают и поймут, что вы далеко не первоисточник и не хозяин в своем доме, их отношение к вам изменится?

Иллюзия, выдаваемая за реальность, вытесняет последнюю и сама становится реальностью. Людям нужны легенды, иконы и герои. Не зря в китайских трактатах по теории управления Государством Император уподобляется дракону, высоко парящему в облаках и недосягаемому простому смертному.

Вы видите, что я, как и многие, тоже нахожусь в постоянном поиске и осмыслении происходящего в боевых искусствах.

Большое спасибо за серьезные вопросы

Всем здоровья и процветания!

Истинная победа это не победа духа над телом. Истинная победа — это победа вашего духа НАД ВАШИМ ДУХОМ…

Главный редактор блога «Каратэ длиною в жизнь».
Опыт занятий боевыми искусствами с 1988 года.