Мифы и правда о спецназе ГРУ и ВДВ. Интервью.

Лично для меня эти два интервью стали жемчужинами моей коллекции. И дело даже не в том, что разговор шел о боевых искусствах в спецподразделениях, а моими собеседниками были ветераны ГРУ и ВДВ. Дело даже в том, что в беседе с настоящими служивыми людьми, а не липовыми самопровозглашенными «спецназовцами», произошло развенчивание самых популярных мифов на сегодняшний момент.

Вы будете удивлены, но не услышите от этих людей рассказов о каких-то «стилях спецназа», о каратэ или кунг-фу в спецподразделениях, да о, в целом, о понятии «рукопашный бой» в армии.

И так, добро пожаловать в реальность, Нео.

СПЕЦНАЗ ВДВ.

Мой первый собеседник попросил не называть своего имени. Нет, он совершенно не «засекречен» и «адъютантом Его Превосходительства» не являлся. Просто этот человек не считает себя значимой фигурой и рассказывает о своей службе, довольно скромно, даже критично.

Ну, а на самом деле, он был профессиональным военным, служившим в десантно-штурмовом батальоне ВДВ, побывавшем в Афганистане, попадавшим под обстрелы.

%d0%be%d1%82%d0%b5%d1%86

«Сейчас пафосное слово «спецназ» стало модным и нарицательным, но тогда подобного термина в широком обиходе не было».

Воинская часть, в которой я начинал служить, находилась в Армении и, на тот момент, в ней проходили горную подготовку. Позднее, после увольнения, в 80-е годы, я узнал из писем сослуживцев, что многие, кто проходил подготовку (это были курсанты и офицеры), убыли в Афганистан. Кроме того, ребята, которые служили в нашей части, более позднего призыва, в составе сводной роты, также отправились в Афган.

Срочной службой мой армейский путь не ограничился и уже в 80-е, я поступил в школу прапорщиков ВДВ, так что сравнить специфику службы срочной и сверхсрочной я могу.

Служить на срочной службе, мне пришлось в отдельном разведвзоде десантно-штурмого батальона. Ребят туда набирали спортивных, имеющих разряды, парашютную подготовку и, как правило, образование.

Сейчас пафосное слово «спецназ» стало модным и нарицательным, но тогда подобного термина в широком обиходе не было. Кроме частого употребления  термина «спецназ», сейчас можно часто встретить неких «специалистов», которых преподносят как «инструкторов по рукопашному бою».  Ни на срочной службе, ни в школе прапорщиков, ни на дальнейшей службе, подобного термина я не встречал, узнал я о нем только в кино. На срочной службе, нам преподавал физическую (с элементами специальной) подготовку майор, переведенный из ГРУ, по состоянию здоровья. Это был человек, искренне влюбленный в боевые искусства и, чаще всего, он занимался с нами. Причинами тому были, во-первых, любовь командира батальона к спорту и наша специфика службы.

«Сегодня многим представляется служба в спецподразделениях ВДВ, как череда поединков, обучения рукопашному бою и только».

Майор нам пояснил, что показывает приемы боевого самбо, собственно о котором я и услышал в армии. Не о самбо в целом, а именно о боевом разделе, в котором главная задача строится на ликвидации противника. Нельзя сказать, что из нас готовили каких-то киношных героев, тем не менее, кто хотел, тот кое-чему научился. А учиться было чему, в подготовку входили приемы с оружием, снятие часового, были и спарринги.

Сегодня многим представляется служба в спецподразделениях ВДВ, как череда поединков, обучения рукопашному бою и только. Но это совершенно неверное представление, солдат в этих подразделениях, также как и во всех остальных родах войск занимается уборкой территории, подметает плац, ходит в наряды. Тем не менее, так называемая специальная подготовка у нас была, но она выглядела не так, как ее показывают в кино. На мой взгляд, большая роль в нашем обучении была комбата и майора, преподававшего физподготовку, а также некоторых молодых офицеров, недавно пришедших из Рязанского воздушно-десантного училища.

«О каратэ мы ничего толком не знали, ровно, как и не было в обиходе у нас термина «рукопашный бой».

По мнению некоторых поклонников восточных единоборств, в силовые структуры СССР активно вводились приемы каратэ. На деле же, о каратэ мы ничего толком не знали, ровно, как и не было в обиходе у нас термина «рукопашный бой». Более распространенными элементы каратэ были в школе прапорщиков, правда в очень измененном варианте и то, в основном, потому что это была личная инициатива некоторых людей. На деле же, вся подготовка происходила с боевыми элементами самбо.

Спарринги проходили и на срочной службе и в школе прапорщиков, при том, на срочной, они даже были жестче. На тот момент, нам нужно было пройти, своего рода инициацию – сдача на берет и на гвардейский знак. Правда это было неофициальной традицией, переходящий от призыва к призыву, но сдавать такой «экзамен» приходилось. Представляло это собой сдачу нормативов и спарринги со старослужащими и, если к этому подключался наш майор, то и с офицерами.

Выглядело это, как некое подобие смешанных единоборств, каждый пытался сделать то, что умел. Конечно, никто никого не убивал, но поединок не останавливался, даже если соперники падали на землю. Увереннее всего выглядели боксеры, выходцы из спортивной борьбы, не смотря на не боевой арсенал приемов, самбисты. Хотя я на тот момент сам был выходцем из дзюдо, но не могу не отметить, что при всей схожести дзюдо и самбо, уверенней выглядели, все же, самбисты (но это не следует воспринимать как некоего превосходство одного вида над другим). Мне лично помогало, что я имел, кроме борьбы, навыки бокса.

«Выходцы из обычных спортивных единоборств выглядели вполне уверенно, их легко обучались боевым приемам».

Как я уже говорил, о каратэ тогда мы ничего не слышали и каратистов среди нас не было. Сейчас, зная о многих видах единоборств, мне кажется, что у офицера, преподававшего физподготовку присутствовали элементы джиу-джитсу.

Уже после срочной службы, когда советская молодежь активно посещала подпольные секции каратэ, куда я и сам ходил, нам довелось слышать о кунг-фу, джиу-джитсу (хотя о нем я слышал раньше от одного из знакомых, служивших на Тихоокеанском флоте).

Позднее, во время обучения в школе прапорщиков, мне приходилось сталкиваться с выходцами из каратэ, а также представителем кунг-фу, по крайней мере, как он сам о себе говорил.

На личном опыте, не претендуя на истину в последней инстанции, могу сказать, что в реальном поединке, традиционный вариант восточных единоборств будет малоэффективен. Спорт – это основа, соревновательная практика, выносливость, это те вещи, без которых невозможно получить боевой навык. Выходцы из обычных спортивных единоборств выглядели вполне уверенно, и легко обучались боевым приемам. Что касается каратэ и кунг-фу, то со стороны они смотрелись неплохо, но все заканчивалось, как только начинались спарринги. Но следует учесть, что говорить, о высоком профессионализме в этих единоборствах в нашем кругу, вообще не приходилось (хотя в жизни я видел пример тому, как один из молодых людей в электричке сумел противостоять нескольким нападавшим, с помощью навыков каратэ). И тут снова уверенней смотрелись ребята из бокса, самбо и спортивной борьбы, так как подготовка по данным дисциплинам, на тот момент, была куда сильнее. Что касается разговоров о боевых моментах в единоборствах, то на мой взгляд, разговоры некоторых школ боевых искусств о том, что бокс, борьба, это, всего лишь спорт – проявление некомпетентности.

Сейчас, конечно же, картина поменялась, появилось больше информации, у нас в стране появились такие стили, как саньда, кудо, киокушинкай, бразильское джиу-джитсу, но я говорю о конкретных моментах с участием известных на тот момент вариантов единоборств.

Да и, в целом, следует помнить, что плохих или хороших единоборств не бывает, следует четко осознавать, для чего вы им занимаетесь, какие цели преследуете.

СПЕЦНАЗ ГРУ  

А вот следующий мой собеседник, имя которому Виталий Туминский служил в, известном нам по кино и передачам, спецназе ГРУ. Давайте узнаем от него, насколько верны утверждения о существовании неких супер засекреченных «системах спецназа».

%d0%b0%d0%b2%d1%82%d0%beЗдравствуй, Виталий.

Ты, один из тех, кому довелось послужить в знаменитом спецназе ГРУ. Расскажи, где ты служил, в чем заключались твои обязанности?

Срок моей службы начался в 91 году, а закончился в 94. Сперва были полгода в  учебке, после чего попал в/ч 83395 (177-ой ООСпН ГРУ ГШ). За эти полгода я овладел специальностью радио телеграфист специальных коротковолновых средств связи. Сам отряд дислоцировался в Мурманской области, п. Пушной, а моей основной задачей было обеспечение радио связи с нашей бригадой 2 ОБрСпН ГРУ ГШ (п. Промежицы, р-н Пскова, Псковская обл.).

Я был хорошим специалистом (1 класс), и позже меня охотно брали в разведгруппы на различные учения, в качестве радиста разведчика.

Насколько оправдан образ спецназовца – «рукопашника» и ГРУ, как места, в котором шлифуют навыки рукопашного боя? Обучали ли приемам рукопашного боя в твоей части?

В учебной программе нет никакого рукопашного боя!

У нас в части шутили: «Разведчик должен стрелять как ковбой, а бегать как его лошадь!» И это действительно так. Поэтому были нужные разведчику специальности мино-подрывное дело, иностранные армии, воздушно -десантная подготовка и т.д. и т.п

Существует ли стиль «спецназа»? какая реакция возникает у тебя, как у человека, служившего в ГРУ, когда ты слышишь о «Системе Кадочникова», «Русском рукопашном бое» и «Бесконтактном бое спецназа»?

Все, что могу сказать — нет не какого стиля спецназа! Возможно, кто- то по собственной инициативе, что-то там придумывает — на выходе получаем все выше перечисленные системы.

Все, что показывают на 2 августа в день ВДВ, это поставленное шоу — показуха.%d1%80%d0%b0%d0%b4%d0%b8

Ты занимаешься боевыми искусствами.

Доводилось ли тебе встречаться в поединках, на соревнованиях с представителями азиатских стилей и, в целом, кто больше всего вызвал опасение, как соперник?

В армию я призвался с 1 разрядом по боксу. Раз в год у нас проходили соревнования по рукопашному бою, в своем весе я побеждал без труда, наверное, потому что мне встречались одни каратисты. Больше всего, я как боксер опасаюсь борцов. Справедливости ради, современные каратисты стали более опасны.

Почему многие поклонники восточных стилей отказываются верить в несостоятельность некоторых приемов, не признают технику бокса, борьбы, как нечто практичное, хотя, контактные поединки, уличные столкновения говорят об обратном? 

Видимо, им трудно признать, что их стили только номинально называются боевыми искусствами. Ведь это для них означает крах (падение самооценки и потерю учеников).

Что ты скажешь о ножевом бое? Помогут ли приемы рукопашного боя, каратэ, бокса против вооруженного противника?

Сама по себе уличная драка не предсказуемая, на ее исход может по влиять что угодно. Я не раз видел, как хорошие спортсмены из зала отгребали люлей. Нож  — это летальное оружие и, я бы никому не советовал пробовать свои навыки против вооруженного человека.

В наших силовых структурах нет четко выстроенной системы «рукопашной» подготовки. Советские архивы пестрят «каратэшной» показухой, сегодня говорят о боевом самбо, а на деле, в действительности, ни того, ни другого силовикам толком не преподают.

Как ты думаешь, какие реформы нужны для армии, полиции в плане физической подготовки?

%d1%81%d0%bf%d0%b0%d1%80%d1%80%d0%b8После армии я работал в милиции, и нам полгода в учебном центре перепродавали боевые приемы борьбы. Но все эти приемы на практике сложно применить. Хорошая физическая подготовка желательна, но большинству сотрудникам это не по силам, да и это не нужно, тем более на вооружение сотрудников есть специальные средства (наручники, РП и т.д.)

За свой милицейский страж я видел несколько попыток провести такие реформы. Одни громкие отчеты — в сухом остатке ноль.

А в специальные подразделениям, идет жесткий отбор из людей уже имеющие хорошие навыки в том или ином виде боевых искусств.

%d0%bc%d1%8b%d1%88%d1%8c

Писатель, публицист.
Занимался дзюдо, тэйквон-до, прыгал с парашютом.

5 КОММЕНТАРИИ

  1. Мне одному показалось, что ГРУшник на вопросе каким приёмам его обучали, красиво «съехал» с темы?
    ВДВшник упоминает некое «боевое самбо». Но под этим можно понимать что угодно. В частности, так в начале позиционировал свою систему Алексей Кадочников.
    Так что вопросов у меня только прибавилось.
    Пытаясь из разрозненных фрагментов сложить кусочки пазла, я пришёл к вывод что единой системе боевой подготовки в спецподразделениях всё же не было. Но заметны попытки в некоторых частях (том же ГРУ) наладить обучение некой особой системе. Что она собой представляет — загадка, на которую вряд ли можно будет получить ответ.

    • Евгений, в специальных подразделениях ничему не обучают, касаемо систем рукопашного. Об этом и я говорил в своем интервью и многие другие из служивых. У нас в группе было чуть меньше 20 человек и каждый чем то владел. Двое каратэ, один — ушу, один вообще был президентом республиканской федерации таэквондо, один боксер, один самбист и т.д. Были еще чемпион по стрельбе и «качок».))) В смысле бодибилдер. Нас таких набрали. Говоря о том, что не бывает инструкторов по рукопашному бою — не правда. У нас был инструктор по рукопашному бою. Но он нас не обучал механике ударов или технике бросков. Он проводил занятия по рукопашному бою, на котором мы изучали многие прикладные аспекты. Те же метание ножа, снятие часового, обезоруживание, обыск и конвоирование. Были тематические тренировки. Чаще это полоса препятствий, типа бег с автоматом, прыжок через препятствие с перекатом и выходом на позицию ведения огня с колена. А в большей степени это спарринги в полный контакт, схватки и т.д. Это в целом называлось занятием по рукопашному бою. Так же проходили занятия по огневой подготовке, минированию и работе со взрыв-ми устройствами (подрывные работы), топография, связь, физподготовка, специальная подготовка, техническая подготовка, теория, на которой до нас доводили о спецподразделениях других стран, об их операциях, с успехами и провалами и многое другое. Было и такое, когда в 1992 году нас командировали на 3 месяца, специально для того, чтобы подготовить к выполнению всего для одной операции. Но чтобы нас обучали каким то особым приемам, какой-то специальной системы — такого не было и думаю до сих пор нет. Туда не берут сырых, не подготовленных. Туда уже набирают либо спортсменов, либо рукопашников с прикладной техникой (каратэ, ушу, джиу-джицу, боевое самбо, рукопашный бой и т.д.), а далее шлифовка. Много бегать, потом еще больше бегать, потом еще больше бегать с дополнительным грузом. Кроме бега — огромное количество выпрыгиваний из положения сидя — «Джамп». Еще ползали по пластунски столько, что колени и локти покрывались сплошной болячкой (запекшейся кровью). Все просто покрыли такой пеленой мистики… ВСпН — это выносливость в первую очередь, устойчивая психика и хороший психологический самоконтроль. Вот три основные пункта. Приношу свои извинения за безалаберный комментарий. Очень спешил.)))

    • Совершенно верно. Отдельно инициативы, не больше.
      Нет, боевое самбо не по Кадочникову, тогда его и в помине не было. Судя по описанию, это был некий сплав бокса, самбо и что-то из ударов ногами

  2. То Ваше интервью я прочёл сразу, ещё в ЖЖ. Оно и стало одним из тех «фрагментов пазла» на основании которых я и предположил отсутствие единой системы рукопашного боя в войсках специального назначения.
    Я же имел в виду разведывательную специфику. Сейчас пошла мода на разного рода «диверсионные» боевые системы, которым якобы обучают в спецназе ГРУ и прочих «ведомствах». И тут хотелось бы отметить ряд важных, на мой взгляд, моментов.
    Первый — секретное должно оставаться секретным. То есть то, кого КАК и ЧЕМУ обучали не может быть достоянием широких масс населения.
    Второе — основное требование, предъявляемое к разведчику — вовсе не доскональное знание рукопашного боя, и об этом тоже нужно помнить.
    Третье — в любой системе БИ постановка технической базы — дело не одного года. Так что, если где и можно встретить инструктора — Мастера в области боевых искусств, то к этому он шёл САМ, долго и кропотливо, а не научился за полгода у предыдущего инструктора по рукопашке.