Каратэ глазами ветерана спецназа

0
25

На днях мне удалось пообщаться с интересным человеком, ветераном спецназа с не простой судьбой. Свела нас, конечно же, страсть к каратэ-до сётокан, но узнав о его прошлом и о службе в спецназе в одной из горячих точек, после развала СССР, я не мог упустить возможность и расспросил о том, как изучение Боевых Искусств повлияло не только на его жизнь в целом, но и помогло в службе.

Кроме того, очень хотелось обсудить тему того, что среди шарлатанов от Боевых Искусств просто обязательным стало заявление, что вот наш стиль уж точно преподаётся в спецподразделениях, а сам основатель всенепременно отслужил в горячих точках, спасая всех вокруг, подобно супермену.

Так ли это на самом деле и что преподают в спецназе я и попытался выяснить у Мастера каратэ-до сётокан Армена Мовсесян.

Армен Мовсесян

Как начался твой путь в боевых искусствах?

Я родился 24 декабря 1973 г. в г. Баку Азербайджанской ССР. Нас в семье было 3 сына и я самый младший. С детства был очень слабым и болезненным ребенком. Когда мне было 2,5 года, я отравился таблетками и меня фактически вернули с того света. После этого я стал часто болеть. Очень часто пропускал школу.

А началось все в 1987 году. Мне тогда было 13 лет. В школе я подрался со старшеклассниками. Один против двоих. Не скажу что меня побили, но домой я вернулся с синяком под глазом. В то время мой средний брат Альберт учился в институте вместе с легендой азербайджанского каратэ. Это был Низами Мусаев по прозвищу «Муму». Это тот самый Низами, что снимался в фильме Юлия Гусмана «Не бойся, Я С Тобой». Низами Мусаев на то время был бронзовым призером СССР по каратэ и чемпионом Ирана. Так мне брат предложил записаться к нему в секцию в клубе «Буревестник».

Скажу честно — я не понимал вообще что и для чего я делаю. Я хотел только одного — научиться драться и отомстить этой шпане за «фанарь» под глазом. Так в течении года и протекали занятия, тогда еще запрещенного и непонятного мне каратэ.

Когда мы переехали в г. Степанакерт я уже стал больше интересоваться боевыми искусствами. Мои родители не хотели, чтоб я занимался каратэ. Они боялись, что я буду драться со всеми на улице. Маме я сказал, что хожу в художественную школу, а сам ходил в секцию Самбо, в Сельхоз техникуме, в которой преподавал Эрнест Мирзоян. Помимо этого я узнал, что в школе №8 есть секция каратэ и сразу же записался. Там преподавал Арам Ерицян. Вот тут я погрузился совсем в другую атмосферу. Не было желания с кем то драться, кому то мстить. Я стал углубляться во все это. Стал изучать японскую терминологию, культуру.

Армен Мовсесян

Тогда же я стал изучать Нинджицу школы Тагакурэ-Рю у моего друга Давида. Я просто жил этим всем. Я собирал все вырезки из газет Советский спорт, журналы Вокруг Света, ФИС, БУДО, Кэмпо и тд… В то время по ТВ было очень много передач о Боевых Искусствах, которые вели Виктор Фомин и Иосиф Линдер. Еще все эти фильмы в видеосалонах… Эхххх. Чудесное время было…

Когда началась война я пошел добровольцем служить в разведку. В свободное от службы время я всегда тренировался. Не помню уже в каком точно году, мы выезжали на чемпионат СССР в Севастополь и победили. Кажется это был 1990-й или 1991 год. Тогда там прошел еще фестиваль восточных единоборств. Приезжал Роланд Хабер.

Позже, уже в 1994 году я стал преподавать каратэ в г. Черкесске. Занимались где придется. Так получилось, что друзья меня просили научить и мы начали. Я пробовал продолжить занятия каратэ Шотокан и пришел в секцию к Алику Жирову, в институт КЧГТА. Там я увидел именно то каратэ, что сейчас называют WKF. Однажды сэнсей увидел, как я перед тренировкой разминаясь делал ката Мейкио и ему так понравилось, что он сразу сказал, что намерен меня выставить на чемпионат России по ката. Просто у него ката никто не знал и не практиковал вообще. Что такое кихон, они тоже не знали. Только кизами цки, гяку цки и кумитэ. Много кумитэ.))))

Как то я разузнал о человеке-легенде в Черкесске, мастере каратэ Шотокан. Зовут его Василий Казарьян. Говорили, что он вывозил своих учеников к японцам и обучался сам только у японцев, таких как Хирокадзу Канадзава, Хитоши Касуя и Хидэтака Нишияма. Настал день, когда мы познакомились с сэнсеем и он мне открыл, что каратэ не умерло и то, что есть спортивное каратэ и есть БУДО каратэ-до, традиционное. Помимо преподавания я продолжил сам обучаться у Василия Казарьян. Я почти сразу аттестовался на 2й кю даже не зная аттестационной программы. В программу входило все, из чего состоит настоящее каратэ. Это и очень насыщенный кихон, и ката, и кумитэ и даже тамешивари. Это была программа SKI Х.Канадзавы. Сейчас все называют SKIF. Сдав один кихон я еле стоял на ногах — настолько был сложен кихон. Сейчас аттестационную программу упростили. Раньше программа на 3й кю была сложнее чем сейчас на 1й дан.

Армен Мовсесян

Ты вырос в достаточно суровых условиях. Война, переезды. Как ты считаешь, помогло ли тебе именно каратэ справиться со всеми лишениями и ударами судьбы?

Да. Я считаю, что именно каратэ мне всегда помогало. Есть 20 заповедей Гичин Фунакоши. Так вот заповедь номер 10 гласит:

«Подходи к каждой проблеме в духе каратэ-до». Жизнь это одно большое Додзё.

Причём никакой футбол, плавание или легкая атлетика не помогли бы мне так же. Выносливость, воля к победе, формирование характера — может быть и да. Но вот менталитет и само мышление — эти виды спорта во мне бы не изменили. Каратэ-До для меня в первую очередь это наука, на ряду с такими как физика, динамика, математика. А еще каратэ это стиль мышления. Оно учит не только тому как выжить, уцелеть, но и тому как быть человеком в целом. Изучая каратэ — изучаешь себя и ищешь в себе слабости, чтоб их устранять. Познавая себя — познаешь и других. Так что это еще и психология тоже. Верно сказано, что Каратэ-До — это Путь длиною в жизнь.

Ты сказал, что раньше программа экзаменов была гораздо сложнее нежели сейчас. Не скатывается ли каратэ к тому, что сейчас называется “User Friendly” (доступно пользователю), т.е. становится доступным всем и каждому, даже тем, кто не особо-то и хочет прилагать много усилий.

Во-первых не хотят терять людей, во вторых — каждый экзамен, это дополнительная возможность для них заработать разом неплохую сумму. Таким образом аттестационная программа становится все проще, требования к каратистам все мягче. В мое время, сдавая экзамен мы отрабатывали право носить коричневый пояс так, как сейчас не отрабатывают некоторые третьи даны. Сами же сэнсеи ничего интересного дать ученикам не могут и по этому толкают всех в спорт и состязания. Нужно же как-то поддерживать интерес к каратэ. Все это очень грустно.

Армен Мовсесян

Я знаю, что ты сторонник именно традиционного каратэ-до. А что для тебя означает это словосочетание?

Да, я отдаю предпочтение именно традиционному будо-каратэ. Ну лично для меня Традиционное Каратэ-до, это то, что я описал в предыдущем вопросе. Это старые воинские традиции Японии. Это обязательно Кихон, Ката, Кумитэ, Бункай, Кимэ, Заншин, Дзэн, Кокю-Хо, Тамешивари, Каппо и еще конечно же Бушидо. Нельзя изучать Каратэ-До и не интересоваться всем этим перечисленным. Если каратэка не интересуется этим, то это уже спорт. Я всегда говорю моим воспитанникам и моим друзьям — «чтобы понять армянина — нужно думать по армянски, а чтоб понять Каратэ-До — нужно стать японцем».

Как на каратэ-до влияют WKF и включение каратэ-до в олимпийсие виды спорта?

Я сам не сторонник всего этого. Мне не нравится то, что они делают. Ты был прав, когда сказал в одном из своих видео-репортажей, что нужно WKF назвать как отдельный вид спорта или как новый стиль каратэ-до. Потому, что то, что делают в Шотокан, Шито-Рю, Годзю-Рю, Вадо-Рю — это совсем не одно и то же, что делают в WKF. Это совсем разные виды каратэ. Все это коммерциализация, попса и шоу-бизнес. Просто послушать песни, которые исполняют в нашем шоу-бизнесе — сразу становится понятно, во что превратиться каратэ дальше. Включение Каратэ-До в программу олимпийских игр — это начало конца. В начале было WUKO, потом WKF и теперь олимпиада. Ни к чему хорошему это не приведет. Вспомните мои слова потом — каратэ еще больше мутирует в сторону спорта и шоу-бизнеса. Появятся запреты на еще какие то техники, введут дополнительные средства защиты и т.д. Уже не нужно будет изучать Кихон, не нужно будет набивать конечности и тело.

Каратэ-До будет жить всегда, пока есть люди, которые придерживаются традиционной формы обучения и для кого это не спорт. Просто о нас будут судить по тем спортсменам с олимпиады. Для тех, кто не знает, что такое каратэ — мы все одинаковые.

Соревнования наверное нужны, я так думаю. Но соревнования это всего лишь 10-15% от того, чем на самом деле является каратэ-до. Я друзьям своим говорю — «Не делайте ритуал и не создавайте культа из приема пищи. Нужно есть чтобы жить, а не жить, чтобы есть». То же самое и в каратэ. Соревнования придумали как один из пунктов обучения каратэ, а не каратэ придумали как один из пунктов спорта.

Помогло ли тебе каратэ-до в твоей военной карьере?

К помощи Каратэ-До я прибегал и в лихие девяностые, и в годы войны тоже. Говоря о Каратэ-До смотря что подразумевают. Одно дело, — самооборона или рукопашный бой, а другое дело — война. На войне никто не бьется в рукопашную. Это случается крайне редко, если вообще случается. Тут бывало, что мы освободили 3 села и я не сделал при этом ни единого выстрела. Что уж тут говорить о рукопашной?

Один раз пришлось метнуть нож и еще был случай, когда воспользовался прикладом. Вот и все. Каратэ-До помогает в другом. Это воспитание или как говорят — школа жизни. Я говорю о Каратэ-До.

К примеру, когда приходилось выбираться из окружения с раненым другом и продвигаться 30-40 км по оккупированной территории или когда сам получил ранение в ногу и после этого пришлось вести бой еще несколько часов продвигаясь вперед. Вот тогда Каратэ-До помогло хорошо.

Это когда вроде нет сил, а ты продолжаешь идти и даже бежать. Это когда больно, но боли вроде как и нет…

Это все для меня Каратэ-До. Именно это каратэ, а не тренировка в уютном, комфортном зале с татами, грушами, мешками, тренажерами в тепле и тд. Та школа Каратэ-До которую мы проходили учила жить, думать, делать правильные поступки, а не зарабатывать очки на соревнованиях.

Армен Мовсесян

Сейчас развелось просто бесчисленное количество шарлатанов, которые преподают доверчивой публике всевозможный «бесконтакт». Причём все как один утверждают, что именно их система была разработана в застенках КГБ и её преподают во всех спецназах. Так что же на самом деле преподают в спецназе?

Говоря о бесконтактных видах, я скажу, что нас этому не обучали и я никогда не видел того, кто таким реально владеет и может применить свои навыки перед обычным каратистом, боксером, борцом, которого заранее не предупредили, что он должен поддаваться и в какой момент упасть. Я слышал о людях, которые одним криком «Ха» валят сосны и как такой же может нанести невидимый удар по воде в колодце так, что брызги летят выше головы… Все это треп. А еще драконы летают огнедышащие и они не платят в Горгаз за расход ресурсов.

Скажу честно, хоть и с сарказмом… В спецназе учат стрелять, ставить мины, грамотно пользоваться ландшафтом, метать нож (хотя этому я научился в боевых искусствах), но главное чему учат в спецназе, это работать в команде как один живой организм, бегать как лошадь и ползать как змея. Ползали мы столько, что раны на локтях и коленях не успевали заживать, а бегали столько, что потом, ночью, мы не знали в какой позе заснуть, чтоб хоть чуточку не болело ничего.

Периодически набирали рюкзак и полный комплект вооружения и вперед. В рюкзаке лежал один ящик (2 цинка патронов 5,45 или 7,62), 4 гранаты на разгрузке (2е — ф1 и 2е либо ргд-5, либо рг-42), нож, пистолет и автомат с подствольником. В таком наряде в гору. Штурмуем мнимого противника. И так много раз. В гору, с горы, с ускорением и маршем… Вот этому нас обучали. Начальник наш, (имя называть не буду), выпускник диверсионной разведывательной школы КГБ СССР. На сколько я знаю — он служил в подразделении «А». Сам он изучал Айкидо. Обычно попадают в спецназ разные люди относительно подготовки…

Во всех подразделениях если и есть инструктор, то обучают армейскому рукопашному бою, боевое самбо и тому подобное. Никаких тонкостей. Бой, механика и работа в парах. Меня когда принимали в спецназ ДРГ СН ГУНБ Нагорного Карабаха (это бывшее КГБ тогда переименовали в ГУНБ), то я проходил прием физподготовку на выносливость и спарринг. Начинал биться с одним, потом с другим, а потом командир стал добавлять по ходу пьессы и я не успевал их валить. В конце я уже бился один против четверых боицов и меня так отделали, что глаза ничего не видели.

У нас в группе был КМС по боксу, 2 каратиста, 1 изучал ушу, 1 инструктор по таэквондо, 1 бодибилдер, 2 самбиста и даже были те, кто просто умел драться без боевых искусств. На тренировках по рукопашному бою мы все делали то, кто в чем силен. Я о спарринге. Сказать, что нас обучали какой-то секретной системе — нет. Такого не было. Я и не встречал таких коллег, кто бы владел этими неведомыми бесконтактными системами. Мы простые, обычные парни, которые умеют управлять собой, своими эмоциями, концентрироваться на нужном и выполнять то, что должны. Вот и все. На меня если посмотрит кто, то даже и не подумает не только, что я спецназовец, но и то, что я каратист. В России меня даже не захотели брать в охране в опергруппу. Сказали, что им нужны «шкафы» и «рамы». Им важен внешний угрожающий вид. А я с виду выгляжу как «сушенный Шварцнегер». Какой уж тут спецназ. Только там, на войне, мы сопляками делали то, что другим не удавалось сделать.

Спасибо большое, Армен, за интересную беседу! Желаю тебе всего самого наилучшего на твоём Пути! Осс!

Осс!

Главный редактор блога «Каратэ длиною в жизнь».
Опыт занятий боевыми искусствами с 1988 года.