Понедельник, 2 августа, 2021

Глава школы Чжунсиньдао Илицюань отвечает на вопросы

Мой новый собеседник — Глава школы Чжунсиньдао Илицюань в России и русскоговорящих странах А.В. Скалозуб.

Почему именно илицюань?

Илицюань выбрать было невозможно. В 1998 году в России о нём никто не знал. Да и в Китае тоже, потому что Семья Чин эмигрировала из Китая и проживала на территории Малайзии. Надо отметить, что там очень большая китайская диаспора. Один из моих старых учеников, эмигрировавший в США предложил мне «заценить» мастера во время одной из моих деловых поездок на американский континент. Встреча с Мастером Чин Фансёном стала знаковой! Взаимодействуя с ним в спарринге, я в какой-то момент осознал, что то, что я читал о «великих мастерах»  и считал уделом древности, историй легенд и вымысла, всё то, во что я не очень верил, но что очень стимулировало к тренировкам, оказалось, что это существует и может применяться в свободной работе. Поэтому я выбрал не стиль а Учителя.

Как я понимаю, вы пробовали свои силы в разных направлениях?

Сложно сказать, что я пробовал силы в разных направлениях. В основном это были детские и подростковые краткосрочные увлечения. Мне пришлось сменить 3 общеобразовательных школы. А это значит, что необходимо было каждый раз вписываться/прописываться в коллектив. Поэтому сам я лично считаю, что у меня было лишь 2 основных школы занятий боевыми искусствами. Первая – юнчуньцюань – фошаньский винчун, которому я посвятил 15 лет. И вторая – илицюань, которым я занимаюсь с 1998 года по настоящее время.

Философия вашего стиля строится на принципах китайской философии. Насколько вам близки идеи Четверокнижия? Какие именно аспекты вы используете в своей школе?

Честно говоря, я не слышал ни об одной школе, где Четверокнижие было бы взято за основу. Скорее это удел  вельмож и царедворцев. А если кому интересна китайская философия, то это каждый изучает самостоятельно читая Кун-цзы, Лао-цзы, Чжуан-цзы или буддийские сутры. Можно сказать, что конфуцианство пронизывает всю китайскую и азиатскую культуру. Но можно отметить, что в Корее конфуцианства больше, чем в Китае. Поэтому в Китае конфуцианство, это скорее как сформированное традиционное общество с почитанием духов предков, уважением к старшим, заботой о младших, «невынесением сора из избы», сохранением ремесленных и профессиональных традиций и знаний, соблюдением календаря и праздненств а также почитанием семейной иерархии.

Интервью об Илицюань с Александром Скалозубом

Китайская культура, несмотря на даосизм и чань, все же, строится на конфуцианской этике? Вы импонируете себя как традиционная школа боевых искусств, но европейский менталитет и конфуцианская мораль, штуки разные. Как два мира уживаются в вас, как вы их примиряете в своих учениках?

Помню, как в одном интервью мой шифу Чин Фансён на вопрос «тяжело ли обучать русских китайскому кунфу» ответил: «Илицюань – это Искусство Человека, и национально-культурные особенности тут ни  причём». Одна из особенностей нашей школы в том, что мой шифу перевёл искусство не с китайского на европейский язык, а он сумел перевести китайскую культуру в европейскую культуру. Вследствие чего искусство стало более доступным для понимания и освоения людям выросшим в различных национальных, культурных и религиозных традициях.

Мой шифу много путешествовал по миру и жил со своей семьёй и в Австралии и в Европе и в разных частях Америки. И пришёл к выводу, что для освоения искусства разным людям нужен разный подход. И то, как обучаются в традиционном китайском обществе, не подходит современному человеку с европейским менталитетом. Китайскому ученику если шифу говорит, что нужно делать, то он просто делает до тех пор…  пока шифу не скажет: «не делай». Европейский ученик, как правило, после получения задания начинает спрашивать:  «А для чего? А почему так?А может быть нужно по другому? Я не вижу в этом смысла. Давайте опимизируем, Какое это имеет отношение к боевому искусству?…» Поэтому шифу пришлось прописать историю, теорию, философию, концепции, принципы и методику стиля, и тогда европейский алчущий и ищущий ум успокоился и смог делать даже непонятные движения, потому что есть «письменная скрижаль», которая всё объясняет.

Я обратил внимание, что в вашей школе много борцовских приемов. В «Академии единоборств» вы и вовсе пробовали свои силы с грепплером. Это фишка вашей школы или всех китайских стилей? По сути, многие движения из ката или тао трактуются как удары, в тот момент как должны быть подсечками, захватами, подсадами, а то и приемами с оружием.

В  «Академии» был не грепплер, а  мастер спорта России по трём видам: греко-римская борьба, дзюдо и кудо. Очень хороший парень, выступающий спортсмен, тяжелее меня почти на 30 кг и моложе почти в 2 раза. Но было интересно проверить себя и в этих условиях.

То, что вы могли принять за борцовские приёмы, скорее связано с практикой цяньфа – контроль структуры и выведение из равновесия. Это один из основных механизмов присущих традиционным стилям – как лишить противника силы, незаметно разрушив его структуру и баланс. После чего применение может быть любым. В илицюань, в основном, преобладают различного рода ударные воздействия и циньна (заломы/захваты) которым предшествуют няньшоу, чжишоу (различные формы липких рук). Конечно же есть сваливания и опрокидывания.

Так называемое юнфа – или приминение движений и формальных комплексов таолу – это отдельный раздел тренировок и включает в себя всевозможные применения защит, атак и контратак с полным арсеналом боевых искусств.

Интервью об Илицюань с Александром Скалозубом

Как используется в вашей школе Посленебесный чертеж триграмм Чжоу Вэнь Ванна?

Никак не используется, так что оставим без ответа.

Практикуете ли вы спарринги с другими школами. В статье о вас заявлено, что ваши ученики соревновались на турнирах по муай тай и даже дзюдо. Поединок Дарьи я видел, а вот на счет дзюдо слышал в первый раз.

Не то чтобы мы практиковали спарринги с другими школами. Правильнее сказать что ученики выступают на соревнованиях по различным правилам. Основные направления – это соревнования по внутренним стилям, например тайцзицюань,  туйшоу – толкающие руки. Это наиболее профильные для нас виды. Но так же ученики выступали на открытых ринах и на открытых коврах различных «рукопашек» на соревнованиях по винчунь, по кик-боксингу, К-1, ушу-саньда, фехтование на цзянь, борьба дзюдо, борьба шуайцзяо. Наиболее важным является тестирование навыков во время поединков, проработка усилий и ментальных состояний в стрессовой и мотивированной ситуации турнира. Но иногда на турнирах что-то получается и ученики достигают даже призовых мест. Иногда, как например, Дарья Сергеева, становятся победителями  на серьёзных международных турнирах по различным видам единоборств.

Используете ли вы тактику многих школ, к которым примыкают спортсмены из других стилей, а представляют их как базовых ушуистов или каратистов, например?

Мне не очень понятен этот вопрос. Вы имеете ввиду, что мы подставляем чужих спортсменов выдавая их за своих? Если так, то для нас это не имеет никакого смысла. Идея лишь в том чтобы попробовать себя  в условиях поединка близкого к реальному, в полный контакт, но без риска получить тяжёлые травмы или оказаться в полиции. Безусловно, что иногда к нам приходят люди с богатым опытом. Но таких, как правило,  интересует илицюань сам по себе, а соревнования уже в далеком прошлом и их не заставишь выходить на лэйтай. Таких учеников больше интересуют философские о оздоровительные аспекты. А потом, мы слишком открыты, мы на виду и подобное для нас неприемлемо. Это же обман.

Традиционно илицюань считается Дамэньдакай – школа с широко открытыми вратами. Т.е. наши секреты не в технике, которые можно  подсмотреть, а в практике, которыми можно овладеть только по серьёзному занимаясь илицюань. Как говорит мой шифу Чин Фансён: «Секрет сам себя защищает».  

Принято считать, что традиционализм способствует «боевой» составляющей, но часто видишь обратное. Как только адепты или тренера окунаются в мир теорий и философий, все скатывается в какую-то эзотерику. Как у вас обстоит с этим дело?

Традиция означает лишь то, что вы не будете тратить время на пустые поиски. Сама по себе традиция, т.е. передача сохраняющаяся многие поколения, уже отшелушила всё лишнее оставив лишь необходимое. Теория и философия необходимый инструмент, чтоб иметь возможность «заглянуть за горизонт», увидеть немного больше возможностей, кроме как «Быстрее-Выше-Сильнее». Традиционные искусства всегда были определённым образом жизни и мышления. А не только пока молодой, выступай, приноси победы. Шагнул за возрастную категорию – ты нас не интересуешь. Но теория и философия так же не должны быть просто сами по себе, «возможностью поболтать». В традиционном подходе всегда есть ключи, которые соединяют теорию с практикой. Если их нет, тогда это происходит из личных размышлений, и тогда традиция ничего  не стоит. Это будут лишь некие движения, которые другие теоретики могут оценить, назвав их традиционными. Но это имитация. На счёт эзотерики ничего не могу сказать, не очень понимаю это слово. Но безусловно, что практикуя илицюань, мы работаем как с телом, так и с чувствами-ощущениями, так и с сознанием. Традиционный подход говорит, что если вы не практикуете «И дао, Ци дао, Ли дао», то вы тратите время впустую. Это идёт речь об объединении движения, ощущения и сознания  воедино, чтобы прийти на уровень «юн И бу юн Ли — используй сознание, но не используй силу». Можно сказать, что это высший уровень достижения в нэйцзя – семействе внутренних стилей.

Интервью об Илицюань с Александром Скалозубом

Мне доводилось общаться с представителями различных школ карате, ушу и других восточных видов. Далеко не все так пренебрежительны к спорту, как может показаться. Учитель Андреева из синьцюань и вовсе рекомендовал учиться бить у профессиональных боксеров. Как вы относитесь к западным боевым искусствам?

Этот вопрос, похоже, уже лишний. Потому что выше я только и говорю, как мы принимали участие в соревнованиях, в том числе и по западным видам единоборств.

Важно чётко понимать, что дает спорт и что дает традиционный подход изучения. Считается, что независимо от образа жизни, примерно после 25 лет начинается деградация функций организма. И если молодой человек имеет силу и функциональную выносливость, то зрелый боец  имеет богатый опыт, рациональность и эргономичность. Традиционные виды обладают арсеналом оздоровительных и реабилитационных методов. Дают возможность  до глубокой старости сохранять эффективность и высокий уровень качества жизни.

Вместе с тем, часто неправильно сравнивают спортсменов и традиционщиков. Как правило, подавляющее большинство спортсменов проводят в зале минимум 5 дней в неделю тренируясь по 4-6 часов в день. Т.е. они практически профессионалы. А традиционщики занимаются  2-3 раза в неделю по 1,5-2 часа. А еще надо «поговорить за философию». Но те, кто занимаются как спортсмены, очень серьёзные бойцы. И, как правило, они не ставят перед собой задачу участия в турнирах. Им вполне хватает традиционных тренировок, и вместе с тем, не хватает времени на овладение всеми секретами искусства. Ведь практика традиционных методов боевых искусств, это во многом практика самопознания и самореализации. И тогда цели ваших тренировок смещаются в другую область. Это, как спецназовский нож. Для чего его используют бойцы? Открыть банку тушенки, порезать огурчик, срубить и заточить колышки, порезать колбаску… И крайне редко он используется по своему назначению. А статистика показывает, что самое страшное оружие, отнявшее множество жизней, это простой кухонный нож. Но это не означает, что спецназ не отрабатывает приёмы работы с ножом и против ножа.

Чтобы вы хотели пожелать нашим читателям?

Мир боевых искусств широк, глубок и многообразен. И пусть каждый найдёт для себя то, что даст ему здоровье уверенность, самоосознание и рассудительность. Для кого-то это станет досугом, для кого-то это станет работой или делом жизни. Сильные люди – добрые люди и пусть каждый научится, как говорится  «уклоняться  от зла и наносить добро».

Скалозуб А.В.

Глава школы Чжунсиньдао Илицюань в России и русскоговорящих странах.

Похожие статьи

Новые статьи

- Полезная реклама -