Вторник, 3 августа, 2021

Вестерн и японское кино

А теперь поговорим о серьезном, хотя говоря о Японии, сложно однозначно утверждать, где они серьезны, где нет, где искренность, а где пафос и увертливость.

Я посвятил эту статью японскому кинематографу, в частности самурайским вестернам, но мне сразу хотелось бы дать понять, что говоря о японском кино и самураях в них, вы понимали, речь идет о западной культуре.

И сейчас я поясню на примере Куросавы почему.[wau-close account_id=»1″]

Один из наиболее известных японских режиссеров – Акира Куросава. Этот тот человек, который оказал влияние на мировой кинематограф от Голливуда до Японии, вместе с тем, сам испытал колоссальное влияние западной культуры.

Да, да, не будь западной культуры вряд ли мы вообще увидели расцвет Японии. Не будь комиксов, не было бы манги и аниме, не будь «Бегущего по лезвию», киберпанковских историй Гибсона, мы бы не узнали о японском киберпанке, не будь вестернов, мы бы не увидели классических историй про Хатори Ханзо, одиноких самураях, восстанавливающих справедливость в маленьких городках («Телохранитель», «Отважный самурай», «Семь самураев»), самураях изгнанниках («Убийца сёгуна») и др.

«Фабрика грез» сформировалась в японском кино не хуже, чем в Голливуде. По сути, истории о мастерах боевых искусств, цикл фильмов про уличного бойца, «Гений дзюдо», это такая одна большая иллюзия, ведь тот же «Гений дзюдо», «Сила айкидо» или «Обреченный на одиночество» — сплошной вымысел. Практически ничего из показанного не соответствует реальности. История дзюдо, айкидо и киокушинкай карате продемонстрированы абсолютно антидокументально. Но японцы и азиаты, в целом, всегда ценили не достоверность, а мифичность. Грань между реальностью и мифов стиралась еще в китайской традиции, в которой реально живший персонаж мог оказаться в сонме богов (это как с членами ЦК КПСС).

Поясню. Акира Куросава, один из моих любимых режиссеров. Он яркий пример того, как можно оставаться элитарным и попсовым одновременно. Я всегда восхищался теми, кто умеет быть и понятным и артхаустным. Акира Куросава это умел.

Но что интересно.

Тот образ самураев, которому пытались следовать то кино, которым мы восхищались, та традиция, которую мы считали за японскую, все это создано на основе западного влияния.

Вестернизация подарила нам восточные единоборства. Мир грезил кунгфу и карате, благодаря европейцам и американцам. «Бремя белого» помогло вытащить из теряющих популярность японских клубов, всякого рода экзотические единоборства, коим становилось джиу-джитсу, коим было какое-нибудь сериндзи-кэмпо и иже с ними.

В кино случилось тоже самое. Я уже писал о Тарантино и его квинтэссенции ностальгии по кунгфуишным боевикам 60-х и 70-х, доведенную до абсурда.

Таким абсурдом сейчас выглядит и попытки изобразить из себя самураев или мастеров карате, по сути, следуя образу, который родился в попытке японцев повторить американские вестерны.

Но нужно признать, у японцев это получилось.

Китайцы тоже повторяли сюжеты вестернов, бесконечно копируя истории про странствующих мастеров кунгфу, но ощущался изоляционизм от прочего мира. В итоге, все китайское кино свелось к какой-то бесконечной мифологии, полетам архатов, дракам в облаках.

Японский же жанр сумел балансировать между комиксным сюжетом и настоящей драмой.

Японский вестерн оказался одним из самых крутых в кино. Самое интересное, что Акира Куросава и Рюдзо Кикусима являлись сценаристами вестерна «Герой-одиночка» 1996 года.

Рюдзо Кикусима известен так же своим участием в создании легендарной итало-испанской картины «Джанго» 1966 года, чей сюжет много раз обыгрывался. Позднее, по отдаленным мотивам Тарантино снимет своего «Джанго освобожденного».

Должен признаться, что я и сам поклонник вестернов, поэтому могу смело заявить, что японцы сумели не только продолжить традиции этого жанра, но и привнести свой колорит.

P.S. Кстати, никто не обратил внимание на небольшую схожесть «Мандалорца» и «убийцы сёгуна»? Если да, пишите свое мнение в комментариях.

[/wau-close]

Похожие статьи

Новые статьи

- Полезная реклама -